Арктические моногорода: вызовы нового времени на примере Воркуты

Ключевые слова

Арктика
Воркута
диверсификация экономики
логистика
моногород
ресурсоориентированная экономика
Северный морской путь

АННОТАЦИЯ


Статья посвящена проблемам стратегического управления развитием моногородов российской Арктики. Дается краткая характеристика политики государства по отношению к моногородам Российской Федерации. На примере города Воркута исследуются ключевые проблемные стороны монопрофильных территорий страны, выявляются причины их формирования.


Проведенный анализ позволил сделать выводы о том, что на пространственное развитие арктических регионов оказывают негативное влияние такие факторы, как низкая инфраструктурная обеспеченность, транспортная удаленность, неблагоприятный климат и др. В этих условиях одним из приоритетов реализации Стратегии пространственного развития Арктической зоны должна стать модернизация всей ее транспортно-логистической системы.


В частности, Воркута имеет все географические предпосылки для создания крупной дорожной артерии — коридора к Северному морскому пути. Это должно потянуть за собой остальные инфраструктурные проекты, в которые будет вовлечено множество как малых, так и средних предприятий. Все это в комплексе обеспечит активный товарооборот через республику. Важной частью исследования стал анализ зарубежного опыта работы с многопрофильными территориями в Германии.

Введение
Города всегда были опорными точками любой цивилизации. Арктическая зона Российской Федерации (АЗРФ) отличается относительно высокой долей городов, для структуры которых характерно доминирующее положение всего одного крупного технологического предприятия — так называемых моногородов.

Модель устойчивого развития арктических моногородов, этого наследия советской индустриальной эпохи, оказалась не готова к вызовам и новым правилам рыночной парадигмы, ставшей флагманом российской экономики в начале 90-х годов. В условиях глобализации и сильных колебаний рыночной конъюнктуры положение многих моногородов на экономической арене России кажется всё более нестабильным, на поверхность всплывает всё больше специфических проблем таких городов, требующих комплексного подхода к их решению и диверсификации экономики арктических муниципалитетов. Катализатором потрясений, вызванных распадом СССР, стал экономический кризис 2008–2009 годов, который вынудил федеральный центр и общественность впервые обратить столь серьёзное внимание на современные экономические вызовы.

Об этом свидетельствует активизация государственных структур, деятельность которых сосредотачивается на разработке антикризисных планов. С позиций государственной политики Российской Федерации по отношению к моногородам, предполагающей в т. ч. предоставление им целевой государственной финансовой поддержки, ключевое значение имеют критерии отнесения поселений к категории монопрофильных. Отметим, что текущий вектор развития арктических территорий был задан Указом Президента РФ «Об Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года» от 5 марта 2020 г. [1, c. 15].
ПЕШЕХОДНЫЙ ПОДВЕСНОЙ МОСТ ОТ ЗАБРОШЕННОГО ПОСЕЛКА РУДНИК К ШАХТЕРСКОЙ НАБЕРЕЖНОЙ, ВОРКУТА
(фото из архивов авторов)
Перечень моногородов включает 321 муниципальное образование. Они распределены по 3 категориям в зависимости от степени ухудшения складывающейся в них социально-экономической ситуации. 14 городов из этого списка расположены в Арктической зоне. К категории 1 (с наиболее сложным социально-экономическим положением) отнесено 97 моногородов — треть от всех монопрофильных образований. Если также брать в расчёт категорию 2 (с имеющимися рисками ухудшения социально-экономического положения), то общая доля поселений с отрицательной экономической динамикой составит около 70 % [2]. Это говорит о высокой актуальности проблематики моногородов. В настоящее время проблема социально-экономического развития моногородов имеет важное значение не только для отдельных регионов, но и для экономики России в целом.

В 2020 году решением Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера была создана рабочая группа по вопросам развития моногородов. В её состав вошли: 23 сенатора РФ, представители от Министерства строительства и ЖКХ РФ, Министерства финансов РФ, Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства труда и социальной защиты РФ, ВЭБ.РФ. Задачи рабочей группы состоят в определении тех проблем, которые мешают поступательному развитию моногородов, возможных механизмов и путей решения этих проблем, в том числе через эффективное нормативно-правовое регулирование и программы поддержки монотерриторий. [2]

Для этого, в первую очередь необходим детальный анализ существующей ситуации и активное освещение проблематики в СМИ и научном сообществе. Несмотря на ряд положительных изменений за последние годы в сфере городской среды, на большинстве монотерриторий фиксируется отрицательная демографическая динамика населения: убыль населения претерпевают более 50 % городов. Показательный пример: город Воркута (Республика Коми), чьи как демографические, так и общие социально-экономические показатели последовательно ухудшались с начала 90-х годов.

В 2019 году Президент России поставил задачу разработать план дальнейшего развития Воркуты и Инты с акцентом на поддержку занятости населения. Глава государства заметил — в этих моногородах ухудшается социально-экономическая ситуация, растёт безработица, свёрнуты или планируются к сворачиванию производства, обеспечивающие экономическую основу городов. План развития Воркуты и Инты в установленные сроки утверждён не был. Завершить подготовку плана должно Минвостокразвития России, которое наделено полномочиями по развитию Арктической зоны. [3]

В данной статье исследуется экономическое состояние моногорода Воркуты, реконструкция исторической динамики развития проблемы, а также предпринимается попытка дать оценку современной политике в отношении монопрофильных территорий на основе сравнительного анализа с иностранным опытом. Цель данного исследования — осветить проблемные зоны многопрофильных муниципалитетов Арктики на примере города Воркута, а также обратить внимание общественности на их экономический потенциал.

Поставленная цель предполагает решение ряда задач:
• очертить проблематику пессимистической экономической ситуации арктических моногородов и Воркуты в частности;
• проследить динамику её развития;
• привлечь внимание общественности к текущим и планируемым антикризисным проектам.
Результаты исследования
Развитие Воркуты и Инты — это серьёзный вызов и для региона, и для федерального центра.

1. Специфика монотерриторий РФ и истоки проблем Несколько десятилетий Воркута была крупнейшим центром угольной промышленности СССР. В годы Великой Отечественной войны, когда донбасские месторождения оказались под гитлеровской пятой, воркутинский уголь стал спасительным для Москвы и Ленинграда. Город на склонах Полярного Урала долгие годы был визитной карточкой Республики Коми (ранее Коми АССР). Воркута — самый восточный город континентальной Европы — притягивала людей как перспективный центр. Ключевую роль здесь сыграла эффективная программа освоения Арктики, фундамент которой был заложен в ранние годы советской индустриализации.
ВОРКУТИНСКИЙ ГОРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ
(фото из архивов авторов)
Первый камень в фундамент программы освоения ровно 100 лет назад заложил Владимир Ленин, выступив с речью: «Посмотрите на карту РСФСР! К северу идут необъятнейшие пространства, на которых уместились бы десятки культурных государств. И на всех этих пространствах царит патриархальная, настоящая дикость. Десятки вёрст бездорожья отделяют деревню от железных дорог, то есть от материальной связи с культурой, с крупной промышленностью, с большим городом. Разве не преобладает везде в этих местах обломовщина и дикость?» [4] Уже тогда государство понимало, что Север — в первую очередь территория массивного геостратегического значения, население которой требует последовательных технико-логистических преобразований, наращивание связи населения городов с «большой землей». Кроме того, эти территории — несчётные залежи полезных ископаемых, это выход к двум океанам, и ещё — восточные военные рубежи, которые необходимо охранять. В 1930-е годы был дан мощный импульс полномасштабной урбанизации северных просторов СССР. Началось возведение опорных промышленных центров — моногородов — таких как Нарьян-Мар, Норильск, Воркута. Северная урбанистика представляла из себя систему городов-баз — специальных наукоёмких компетенций, осуществляющих исследовательские услуги по освоению Севера, как например Норильск и Якутия, подарившие России целый ряд уникальных технологий, а также решений по строительству и обустройству городов на вечной мерзлоте [5, c. 53].

Россия — единственная страна, чьи арктические территории являются зоной оседлой жизни в таких масштабах, в то время как иные страны осваивают свои арктические зоны преимущественно вахтовым путём. И это не случайно — разница в подходе обусловлена конкуренцией рыночной и плановой экономических систем. В плоскости нашего исторического опыта градообразующее предприятие, вкупе с трудовыми лагерями, играло роль скелета, обраставшего плотью, кровью и сухожилиями из коммуникаций, логистики, поселений и полноценной городской инфраструктуры. Так и сама Воркута окружена скоплением поселений, формирующих «оболочку» градообразующего ядра — предприятия «Воркутауголь» — крупного горнодобывающего комплекса, расположенного на территории Печорского угольного бассейна. Значительная доля населения моногородов непосредственно является персоналом градообразующего ядра, или как минимум занято в прилегающих к нему сферах [6]. Уже к 1980-му году население Воркуты превысило отметку 100 тысяч. На пике экономического развития в городе функционировало 13 шахт, активно возводились новые жилые дома [7].
ЗАБРОШЕННЫЙ ПОСЕЛОК РЯДОМ С ВОРКУТОЙ
(фото из архивов авторов)
Развал СССР стал гвоздём в крышку гроба для многих городов, некогда выросших вокруг предприятий горнодобывающей промышленности. Одним из этих городов стала и Воркута. Кризис 90-х повлёк за собой упадок добывающей промышленности: из 13 воркутинских шахт работать продолжают всего 4. С момента распада СССР население Воркуты сократилось более чем в два раза (-56 % за 30 лет). Эта ситуация характерна для подавляющего большинства арктических моногородов (за исключением Норильска с куда более дифференцированной экономикой и стабильным ядром в лице компании «Норникель» — прирост 2 % за последние 30 лет). Средний отток населения из моногородов АЗРФ за последние 30 лет составил 42 % [7].

Воркута — фактически «остров на континенте», находящийся в отрыве от ключевых логистических центров и автодорожных коммуникаций. До города добраться не так просто, с «большой землёй» его связывает лишь железная дорога и не круглогодичная автострада. Очевидно, что город нуждается в логистической артерии и в переосмыслении его геополитического значения в целом.

Проблема логистической недостаточности проходит лезвием вдоль всего Арктического региона РФ. Протяжённость автодорог арктических регионов составляет всего 8,5 тыс. км или 0,6 % от общей протяжённости автодорожной сети России, из них твёрдое покрытие имеют 79,5 % [8, c. 42]. Более 55 % существующих в АЗРФ автомобильных дорог общего пользования не отвечают нормативным требованиям технико-эксплуатационного состояния. При этом темпы деградации состояния дорог местного значения в разы превышают темпы деградации дорог регионального значения. Компенсировать негативный эффект упадка угольной промышленности и стать подспорьем в её восстановлении может стать участок магистрали от Воркуты до Северного морского пути.

2. Параметры самодостаточного моногорода.
Лучшие мировые практики Выстроить план устойчивого развития поможет верная расстановка приоритетов. Как правило, градостроители выделяют 5 параметров, понимание которых открывает глаза на решение проблемы монопоселений:

1) Цели и задачи города. То, как и в качестве чего город будет себя позиционировать в течении длительного периода времени. Здесь мы несомненно рискуем ошибиться в значении поставленных приоритетов. Куда более выгодным будет постановка долгоиграющих планов вместо множества узкоформатных целей. Вне всякого сомнения, ресурсная база была, есть и будет градообразующим аспектом многих моногородов, но город нуждается и в новых инициативных проектах как регионального, так и федерального масштаба, в переосмыслении своего потенциала на карте арктических коммуникаций. Потому необходимо обратить особое внимание на строительство новых торговых маршрутов.

Катализатором развития монотерриторий станут северные транзитные коридоры. Выгодное геополитическое положение региона выражается не только в многочисленных месторождениях полезных ископаемых. Воркута имеет все географические предпосылки для создания крупной дорожной артерии — коридора к Северному морскому пути (СМП).

СМП — ключевое достояние и важный козырь России на мировом экономическом рынке. Он является кратчайшим торговым маршрутом между Атлантическим и Тихим океанами. Таким образом, организация перестройки логистики Воркуты имеет не только региональное, но и федеральное значение. Это создаст предпосылки к возведению кратчайших торговых маршрутов, соединяющих Северо-Западный, Центральный и Юго-Западный регионы России с СМП — с портами Обской губы, Карского, Печорского и Баренцева морей.

Недавно в рамках собрания членов регионального объединения работодателей Союз промышленников и предпринимателей Республики Коми предложил ряд серьёзных мер (они будут включены в рабочее предложение к Совету Федерации, которое объединит в себе ключевые проблемы логистической системы Арктической зоны РФ): в частности, активизацию магистрали от Республики Коми до порта Индига. Важно понимать, что логистические системы — лишь флагман масштабных преобразований, который должен потянуть за собой остальные инфраструктурные проекты, в которые будет вовлечено множество как малых, так и средних предприятий. Все это в комплексе обеспечит активный товарооборот через Республику, а потому помимо порта и ж/д необходимо обратить внимание и на автомобильное сообщение. Важно как можно быстрее передать на федеральный уровень строительство дороги Ухта — Нарьян-Мар и дорожного отрезка Кудымкар — Койгородок — Сыктывкар.

2) Планирование жизнедеятельности. Речь — о диверсификации бизнеса. В современных реалиях мироустройства многопрофильность города нередко оборачивается комплексом серьёзных рисков. Мы вынуждены считаться с современными процессами, связанными с цифровизацией и оптимизацией, направленными на увеличение производительности труда. Эти объективные процессы на успешных предприятиях приводят к сокращению персонала. Однако экономика моногородов должна быть направлена на создание новых рабочих мест.

На заседании Госсовета Республики Коми кандидат геолого-минералогических наук Михаил Тарбаев выступил с заявлением об упадке угольного направления региона: Воркутинское месторождение отработает запасы уже в конце 30-х годов. Кроме того, в рабочем состоянии лишь центральные шахты, из которых останется лишь одна — Воргашорская. Все мы понимаем, что город не выстоит на одной шахте [9]. Моногорода нуждаются в лучших мировых практиках городской диверсификации.

Прекрасным примером может послужить опыт дифференциации экономики Рурского промышленного района Германии. Рурская область в конце 1950-х начале 1960-х гг. была похожа на позднеиндустриальный советский горнопромышленный и нефтяной Север — богатый ресурсный регион на пике процесса освоения в 1970- е годы. Федеральная политика сохранения привилегий горнопромышленникам вылилась там в одну из самых затратных программ субсидий в немецкой экономической истории. И сегодня существует опасность, что российские экономические гиганты (напр. «Газпром» и «Роснефть») приведут к полной зависимости муниципалитетов от больших компаний. Государственная поддержка трансформации рурской экономики привела к разработке блока экономических программ в энергетике, производстве стали. Основной эффект принесло увеличение технологического потенциала классических отраслей и модернизация горнопромышленного комплекса. Центральным инструментом стал процесс выявления конкурентных преимуществ. С этой целью организовывались региональные конференции для обмена информацией об эволюционном потенциале конкретных территорий. Далее фокус структурной политики сместился на создание общерегиональных экономических полей компетенций — кластеров — «ядер развития компетенций», которые можно сравнить с российскими «точками роста» — Территориями опережающего развития [11, c. 34].
3) Социальное программирование, подразумевающее комплексное всестороннее развитие городской среды, постройку жилья, создание рабочих мест, объектов культуры и спорта. Данный аспект плавно перетекает в 4-й параметр — надёжную градостроительную основу. Важно установить приоритетные типы жилой застройки и их расположение на карте города. Многие посёлки уже потеряли градостроительный потенциал, неперспективная периферия стремительно отмирает от здорового ядра. Поэтому для минимизации затрат эксперты предлагают переселять жителей импактной зоны в сам город (и посёлки Воргашор и Северный).

5) Единоначалие в планировании и управлении городским хозяйством. За один только 2015 год внешний долг Воркуты составил 1,5 млрд руб. (1\4 часть от задолженностей всех муниципалитетов за жилищно-коммунальные услуги). Несомненно, это можно назвать серьезным сигналом о наличии технических и организационных проблем функционирования единой городской системы, сопряжённых с избыточными затратами муниципалитета на содержание инфраструктуры, рассчитанной на куда большее число населения.

Стоит обратить особое внимание и на отечественный опыт в лице моногорода Череповца, вошедшего в топ-10 лучших моногородов по версии Минэкономразвития [10]. Работа по диверсификации экономики города началась на заре кризиса 2008 года, показавшего необходимость создания социальной инфраструктуры и новых рабочих мест. Началась активная поддержка бизнеса — создано Агентство городского развития, входящее в реестр Минэкономразвития как один из эффективных институтов поддержки. Направления поддержки бизнеса ежегодно корректируются, чтобы субъекты малого и среднего предпринимательства, самозанятые могли получить актуальный необходимый набор услуг для старта и акселерации. Большое внимание было уделено реализации концепции поддержки развития творческих и креативных индустрий, направленной не только на новые рабочие места, но и на формирование комфортной, современной среды на территории моногорода.

Выводы

Предстоит большая комплексная работа по «реанимации» Воркутинского района, пересмотр приоритетов и потенциала города. Как уже было сказано ранееключевую роль в этом могут сыграть выходы к Севморпути, налаживание межрегиональных транспортных коммуникаций. Почти четверть жителей моногородов считают более привлекательной жизнь в федеральных центрах с точки зрения возможностей самореализации, что также надо учитывать. Рецепт успеха — опыт создания института поддержки и его совершенствование в соответствии с требованиями времени (что на своём примере уже успешно продемонстрировал г. Череповец, имевший сходные проблемы). Также опыт немецкого Рура подсвечивает важность экономических «точек роста», направленных на культивирование в них плодотворной почвы для поддержки малого и среднего бизнеса, на установку налоговых льгот и преференций.
ЛИТЕРАТУРА
1. Дидык В.В. Стратегии развития моногородов российской Арктики (на примере города Мончегорск, Мурманской области) // Север и рынок: формирование экономического порядка. 2014. № 5 (42). С. 13–16.

2. Совет Федерации. Е. Авдеева: Закрепление статуса «моногород» позволило бы определить принцип квотирования средств госпрограмм для их адресной и системной поддержки. [Электронный ресурс] // URL: http://council. gov.ru/events/news/121869/ (дата обращения: 4.08.2022). 3. Правительство России. Юрий Трутнев провел совещание по вопросу дальнейшего развития моногородов Воркута и Инта Республики Коми [Электронный ресурс] // URL: http://government. ru/news/40012/ (дата обращения: 4.08.2022).
4. Север. Орган научного северного краеведения. Под общей редакцией Андреевского Л.И., Ильинского Н.В. и Кузьмина Я.И. Январь-февраль № 1 (5). Вологда, 1924 г.
5. Марк Г. Меерович. Советские моногорода: история возникновения и специфика. Вестник Кемеровского государственного университета № 1. 2018. С. 53–64.
6. Северсталь. АО Воркутауголь. [Электронный ресурс] // URL: https://vorkutaugol.ru/rus/about/ history/index.phtml (дата обращения: 4.08.2022).
7. Росстат. Численность населения РФ по муниципальным образованиям. [Электронный ресурс] // URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/ document/13282?print=1 (дата обращения: 4.08.2022).
8. Серова Н.А., Серов В.А. Основные тенденции развития транспортной инфраструктуры российской Арктики. Арктика и Север. 2019. №36. УДК [332.1+338.47] (985)(045) DOI 10.17238/issn 2221-2698.2019.36.42. C. 42–53.
9. Михаил Тарбаев о проблемах сырьевого сектора Коми. [Электронный ресурс] // URL: https://senatorkomi.ru/2021/11/15/михаил-тарабаев-о-проблемах-сырьевог/ (дата обращения: 4.08.2022).
10. Министерство экономического развития. [Электронный ресурс] // URL: https://www. economy.gov.ru/material/news/podvedeny_itogi_ reytinga_monogorodov_za_2019_god.html (дата обращения: 4.08.2022).
11. А.В. Котов «Полярный Рур»: структурная политика в моногородах Российской Арктики. ЭКО. 2017. № 7. С. 34–53.
ARCTIC SINGLE-INDUSTRY TOWNS: CHALLENGES OF A NEW TIME ON THE EXAMPLE OF VORKUTA
№2 (10) 2022

KEY WORDS

Arctic
economic diversification
logistics
resource-based economy
single-industry town
the Northern Sea Route
Vorkuta

ABSTRACT


The article is devoted to the problems of strategic management of the development of single-industry towns in the Russian Arctic. It gives a brief description of the state policy with regard to single-industry towns of the Russian Federation. On the example of Vorkuta the key problem sides of single-industry territories of the country are investigated. The reasons for the emergence of these problems are revealed.

The analysis shows that the spatial development of the Arctic regions is negatively influenced by:
- low infrastructure provision,
- transport remoteness,
- unfavorable climate etc.
In these conditions one of the priorities of implementation of the Strategy of spatial development of the Arctic zone should become modernization of its transport and logistics system. In particular, Vorkuta has geographical prerequisites for the creation of a major road artery — a corridor to the Northern Sea Route. This should pull the rest of the infrastructure projects, which will involve many small and medium-sized enterprises. All this will ensure active trade turnover through the Republic. An important part of the study was the analysis of foreign experience of working with multipurpose territories in Germany.


DOI: 10.51823/74670_2022_1_23
УДК 332.135(470.22)(985)(045)
Скачать PDF